Краденый праздник Олеси Фото: из личного архива Олеси Уткиной

Краденый праздник Олеси

8 марта 2019 17:06
Анастасия Гавриэлова

Восьмое марта в этом году совсем не радостный день для Олеси Уткиной, которая празднует его одна, без детей. В понедельник состоится суд, на котором будет решаться вопрос о лишении Олеси родительских прав на двух ее любимых детей — пятилетней Даши и двухлетнего Кирилла. Историю о том, как взрослые и сильные травят слабых, а государство ведет себя как железная и бесчувственная болванка, рассказала корреспондент MR7.ru Анастасия Гавриэлова.

У Олеси не сложилась идеальная жизнь, отец детей ушел, когда Кирилл еще не родился, расписаны не были, алименты, конечно, не платит. Сама Олеся страдает глухотой, которая появилась постепенно и прогрессирует с каждым годом. Даже со слуховым аппаратом она слышит плохо, но окружающие этого не знают, поэтому часто Олеся просто не понимает, что ей говорят.

Робкий характер не позволяет ей просить людей повторить, и она кивает, будто понимает.

Кирилл родился с врожденным хроническим заболеванием, мальчик требует постоянного ухода и не может ходить в детский сад. В свои 35 лет Олеся живет одна с двумя детьми в комнате коммунальной квартиры в Озерках. С соседями, как это часто бывает, отношения из-за длительного проживания бок о бок, споров из-за шума, плача детей, вопросов уборки и ремонта общей кухни и санузла не сложились.

Олеся инфантильна в бытовых вопросах — не умеет экономно жить и давно не платит за квартиру, газ, электричество. По-детски наивна и доверчива. Может увидеть собаку на морозе и гоняться за ней, чтобы найти хозяина, может разговориться со старушкой и проникнуться ее проблемами настолько, что забывает о своих. Из-за своей простоты и доброты часто попадает в странные истории. Когда Даше было два годика, органы опеки после одной из таких историй, поставили ее на учет. Плюс жалобы соседей.

Полиция и опека давно держат Олесю на контроле. Но и не думали, как-то помочь. Ждали момента.

14 января 2019 у государства появился повод отнять детей. В ту ночь у Даши поднялась температура, а Кирюша сломал ее слуховой аппарат. Олеся почти не спала ночью, а утром вызвала педиатра и уснула. Когда пришел врач, Олеся не услышала стук в дверь из-за сломанного слухового аппарата. Открыли соседи. Они сказали врачу, что Олеся спит, потому что пьяна, а не потому что устала и плохо слышит. Врач вызвала полицию, полиция — опеку. Детей отвезли в больницу, а Олеся побежала давать объяснения.

До 22 февраля Олеся была в больнице с детьми, но потом вынуждена была уехать, чтобы продлить себе инвалидность.

Когда вернулась, детей уже не было — их отправили в сиротские учреждения, причем брата с сестрой разделили. 13 и 14 февраля анкеты с данными детей были размещены на портале «Усыновите.ру» на основании акта об изъятии детей. Опека подала иск в суд на лишение Олеси родительских прав, утверждая, что мать подвергала здоровье и жизнь детей угрозе.

Олеся очень боится потерять детей — она их безумно любит и они смысл ее жизни. Можно представить во что превратится жизнь, если ее действительно лишат родительских прав. Дети сильно привязаны к матери. Они ухожены, развиты, здоровы, хорошо одеты. Стены комнаты Олеси и ее аккаунты полны фотографий улыбающихся детей. На видео, которые выкладывает мама, они играют и смеются.

Одиночество в Сети

В группе «Шувалово-Озерки» Олесю Уткину знают давно — она часто пишет странные с точки зрения большинства посты на стену сообщества, в котором более 30 тысяч подписчиков.

Например, 1 декабря: «Добрый день соседи! С первым днем зимы! Кто проживает по адресу Сикейроса 7−1 7−8 парадная! Расскажите как вам спалось сегодня ночью? Толпа братьев азербайджанцев затаскивали в новый магазин холодильники, продукты и т. д! Происходило это все до 4 утра! Крики были такие, что ребёнок проснулся в ужасе! В 3:15 я не выдержала, вышла на улицу, сказала, если сейчас же не прекратите, приедет наряд. Подъехало три такси и четыре машины они загрузились и уехали в 4:15».

Комментаторы с Олесей не церемонятся, одни называют ее алкоголичкой, судя лишь по фотографии в аккаунте, ошибкам в орфографии и темам для постов. Другие просят проявить такт и не судить по внешности. Потом Олеся спасала какую-то бабушку: «Соседи! Может есть у кого! Нужна куртка или пуховик длинный, но не тяжелый! Для бабушки в инвалидной коляске, ей 100 лет! Надо помочь! Живет на Сикейроса 7−1 в 3 парадной!!», искала хозяев для выброшенных книг. Порой было ощущение, и это замечали комментаторы, что Олесе не с кем общаться.

Вся ее жизнь проходит в маленькой, как пенал, коммунальной комнате с недружелюбными соседями за стеной, с больным ребенком, которому надо по определенному графику делать ингаляции, это ежедневные походы в сад и обратно за Дашей, иногда прогулки на детской площадке.

Она писала в группу обо всем: о том, что видит из окна, как мужчина бьет ногами девушку, о том, как грузчики под окнами ночью разбудили ее детей, а она ходила с ними разбираться, как к подъезду съехались полицейские и скорая помощь, и она спрашивала, кто знает, что случилось. Олеся писала даже о прокисшем молоке и выкладывала фото детских поделок для Даши в садик: «Вообще это мое бывшее платье. В смысле кусок от него! В магазине „Все для шитья“ куплены, глаза к ним не подрисовать нечем, т. к. это пластик, даже маркером и гуашью!» А неизвестные ей люди отвечали: «А чем тут хвастаться?»

Хештег #ШО_Олеся

Админы, заметив интерес к Олесе, сделали хештег к ее записям. Сейчас каждый ее комментарий набрал тысячи просмотров и сотни комментариев. Взрослые и здоровые люди начали травить беззащитного человека.

Когда Олеся спрашивала, где будут новогодние ночные гулянья, ей отвечали: «А какие могут быть гулянья ночью с маленькими детьми?» или «Узнай, куда идёт Олеся и смени маршрут, там что-то обязательно случится».

Но Олеся упрямо и наивно отвечала, что для них это не проблема — Даша сама просится и любит потанцевать на сцене и посмотреть на салюты. 28 декабря Олеся написала о новости, которая ее сильно волновала: «Сегодня проходили похороны убитого ножом на Сикейроса, 7−1, ранее писала, суд, медэксперты не отдавали тело убитого столько дней! Скандал у них произошел из-за взятых в долг денег!» Глумление по поводу этого поста не знало предела. «Я бы, может, удалился из группы, но блин не могу, последнее время, именно Олесин драйв держит», — пишет один из подписчиков сообщества. «Мне Олеся больше Милонова нравится». Ответы и комментарии Олеси подливают масла в огонь. В группе ее воспринимали как сумасшедшую дурочку. Олеся этого как будто не замечала, возможно, ей просто необходимо было любое общение и внимание к своей персоне.

Поэтому, когда Олеся в ужасе от происходящего, поняв, что у нее отобрали детей, написала пост с криком о помощи, он вызвал шквал критики в стиле «сама виновата»: «Соседи, умоляю дайте юриста хорошего! Надо срочно!»

Соседи по коммунальной квартире тоже активно участвовали в дискуссии, развернувшейся под постом, описывая свои накопившиеся недовольства. В итоге Олесю унижали и оскорбляли, не пытаясь помочь.

Одной из тех, кто все-таки проникся к Олесе жалостью, оказалась Ольга Медведева, прочитавшая всю ветку обсуждений.

«Конечно, она сразу на сто с лишним комментариев была полита грязью. Алкашка, изъясняться не умеет, что надо — непонятно, наверно, пьяный бред. Геннадий (сосед) там подключился. Ну типа пьет, детей там бросает, то, сё, странно мне все это показалось. Не сужу людей сгоряча. Наверное, я одна и там один-два человека — не помню, начали оправдывать типа разобраться надо», — рассказывает Ольга.

Она написала Олесе лично, спросила, чем может помочь, просила о встрече. «Захотела разобраться, так как шибко мне не понравилось все, а особенно рьяные помои соседа в группе Шувалово-Озерки, — рассказывает Ольга. — Я не делаю голословных выводов, поэтому решила сама разобраться, а не верить в наговоры. Встретилась с Олесей, поговорили, поверила и решила помочь. Охарактеризовать я могу Олесю только лишь по шапочному знакомству и субъективному мнению о том, что вижу сейчас. Мнение мое однозначное и положительное. Потом еще домой попала, где мои сомнения исчезли вовсе. Нормальная мама, любящая. Дети ее обожают. Ну и понеслось».

Убедившись, что Олеся обычная мать, которая попала в сложную жизненную ситуацию, Ольга обратилась к президенту ассоциации «Ребенок Дома» Марии Эрмель, которая сама усыновила девять детей и помогла многим семьям. Она подключила весь имеющийся арсенал — юристов, психологов, обратилась в аппарат уполномоченного по правам ребенка, журналистам. Олеся ощутила поддержку и немного успокоилась — продолжала ездить к детям, перестала писать в группу «Шувалово-Озерки».

Первым делом Эрмель провела обследование Олеси у психолога-нарколога, который сделал однозначный вывод — Олеся здорова психически и алкогольной зависимостью не страдает. Познакомившись с Олесей, Мария Эрмель поняла, что эту семью разлучать нельзя.

Вмешательство детского омбудсмена не помогло

Возникла надежда, что детей могут вернуть бабушке, которая живет в Агалатово .У нее дети часто бывали в гостях и по праздникам. На этом настаивала и детский омбудсмен Светлана Агапитова — детям, у которых есть родные, лучше быть с ними. Бабушка Светлана Полозюк собрала кипу документов для оформления опекунства, не хватало только акта осмотра квартиры. Органы опеки Всеволжского района сохраняли интригу в течение всего укороченного дня в четверг, 7 марта, но чуда не случилось — акт отрицательный. По их мнению, в квартире пахнет сыростью, требуется ремонт и не хватает спального места. Дети остались на праздники в сиротских учреждениях.

Олеся сегодня ездила к обоим — сначала к Кириллу, а потом к Даше. Оба малыша при расставании с матерью плачут. Даша хватает ее за руки и ноги.

Светлана Кривушина знает Олесю со школы и очень переживает за подругу: «Олеся — мать-одиночка, к тому же ещё и инвалид. Она не работает. Если бы семья жила в достатке, никто ни у кого не забрал бы деток! Опека всегда, я думаю, так делает. У неё сын Кирюша — инвалид с рождения. На одни только лекарства, которые ему жизненно необходимы, уходят огромные суммы. Олеся и её детки, конечно же, не заслуживают того чтобы их разлучали. У них замечательная семья. Они любят друг друга. Олеся всегда хорошо заботилась о Даше и Кирилле. У детей всегда все было — и еда, и одежда, и игрушки».

В понедельник, 10 марта 2019 года, состоится суд. Органы опеки будут настаивать на лишении Олеси родительских прав, так как считают, что мать создает угрозу жизни и здоровья детям, например, когда оставляет Кирилла одного, отводя старшую Дашу в сад или забирая ее оттуда.

«У Кирилла такое заболевание — у него очень слабый иммунитет. Если я буду таскать его в садик, где куча вирусов и дети с соплями и кашлем, то я будут подвергать его жизнь еще большей опасности. Или я поскользнусь с Кириллом на руках на льду и упаду на ребенка. Кто будет тогда виноват?» — оправдывается мать.

Когда я говорю с Олесей, я не могу привыкнуть, что она меня почти не слышит. Олеся опускает глаза и просит: «Говорите громче!» Приходится кричать.

На суде представители аппарата Светланы Агапитовой будут просить, чтобы Олесю не лишали родительских прав при условии, что она будет проживать в кризисном центре. Это такое место, где Олесе и ее детям помогут социализироваться, научат распоряжаться деньгами, помогут вырваться из неблагонадежной среды, концентрироваться на детях и их потребностях.

В социальном приюте «Мама рядом» уже готова комната для Олеси и детей. Здесь помогают женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Они получают кров и еду, необходимые вещи для малыша и помощь специалистов.

Олеся готова к любым переменам, лишь бы снова быть рядом с детьми.

Если судья даст ей шанс — Олесе предстоит решить множество проблем: оплатить долги по коммуналке, сделать операцию восстанавливающую слух, что позволит ей в дальнейшем найти работу и постараться улучшить жилищные условия с помощью материнского капитала. Но главное она уже сделала — нашла друзей, готовых ей помочь и поддержать.

Петиция «Просим вернуть детей матери-одиночке, инвалиду по слуху!» собрала за неделю 23 тысячи подписей. Мы будем следить за судебным процессом. Кто хочет помочь Олесе — обращайтесь в редакцию MR7.ru.



По теме