Тридцать семь текстов о Гранине Фото: akhmatova.spb.ru

Тридцать семь текстов о Гранине

8 февраля 2019 18:53
Галина Артеменко

Книгу воспоминаний о Данииле Гранине, вышедшую к столетию писателя, представили в Доме журналиста в Петербурге. В книгу вошли воспоминания 37 самых разных людей — писателей, музейщиков, чиновников, ученых, актеров, среди которых историк Сергей Мироненко, научный руководитель Государственного архива РФ, народный артист России Олег Басилашвили, директор музея Достоевского Наталья Ашимбаева, биолог, историк науки Михаил Голубовский, Александр Кобак — директор Фонда им. Лихачева, историк Михаил Федотов, председатель Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека.

Книга вышла в издательстве «Вита Нова» при поддержке Комитета по печати Смольного, в этом же издательстве и тоже при поддержке городской власти вышло восьмитомное собрание сочинений Гранина с иллюстрациями известных петербургских художников.

Марина Чернышева, дочь писателя, говорила, что каждый из авторов писал не только о встрече с Граниным, но и о себе, своих переживаниях, своей жизни: «А отец очень хорошо умел слушать и ему всегда были интересны люди». Сергей Серезлеев, глава Комитета по печати Смольного, говоря о том, как будет проходить в книжном и культурном пространстве Петербурга 2019 год, объявленный Годом Гранина, рассказал, что в Петербургском метро появится как часть проекта «Мобильная библиотека» вагон, внутри которого напишут цитаты из произведений Гранина, с разрешения правообладателей прямо в вагоне можно будет скачать книги писателя.

Наталия Соколовская, писатель, редактор, публикатор блокадных дневников ленинградцев, готовила к печати последнее при жизни Гранина издание «Блокадной книги», первую посмертную книгу Гранина «Чужой дневник», «Последнюю тетрадь» в Издательстве Елены Шубиной, а также представленную сегодня книгу воспоминаний о Данииле Гранине. Соколовская сейчас работает с архивом писателя, она рассказала, что «там колоссальное количество материалов, они ждут расшифровки, работы историков — тот задел, который создали Гранин и Адамович (Алесь Адамович — белорусский писатель, соавтор Гранина по „Блокадной книге“. — Прим. ред.) по блокадной истории нашего города, он огромен и за это им низкий поклон».

На представлении воспоминаний о Гранине Марина Чернышева рассказала о недавней поездке вместе с Натальей Адамович, дочерью Алеся Адамовича, в Берлин, где в переводе Руперта Вилнова и Гельмута Эттингера вышла «Блокадная книга», два часа при большом стечении публики главы из нее читали шестеро известных немецких писателей в Берлинской академии искусств.

В Доме журналиста Елена Кальницкая, генеральный директор Государственного музея-заповедника «Петергоф», также предоставившая для книги воспоминаний свой текст, показала видео, записанное ею несколько лет назад на телефон: беседуют два старых человека, прошедшие через трагические события века ушедшего, — Даниил Гранин и Тамара Петкевич, узница ГУЛАГа, автор книги «Жизнь — сапожок непарный». Во время беседы Гранину задает вопрос Людмила Фомичева, председатель петербургского Союза журналистов. Она спрашивает, что такое, по мнению Даниила Александровича, любовь. На записи с телефона плывет звук. Но можно расслышать: «Любовь — это жертвенность и возможность рассказать кому-то сокровенное. И когда боишься потерять».

Олег Басилашвили в своем тексте о Гранине пишет о том, как они однажды заговорили о страхе. О Страхе, который многое определял в жизни, который давил на советских людей. Да и сейчас продолжает играть свою роль:

«И, главное, атмосфера страха не замечалась нами, страх был обыденным, естественным составляющим атмосферы, в которой жили… На всем пространстве русской истории жил человек в страхе, не сознавая, что его испытывают. Страхом забиты наши гены, страхом, не изжитым даже в либеральные, посткоммунистические времена, страхом, выжигающим душу, уничтожающим индивидуальность, убивающим в человеке человека. И Даниил Александрович — иногда открыто, иногда в иносказательной форме — всегда пытался пробиться к истокам того, что порой мешало нам и ему высказываться откровенно, чего и он поневоле побаивался и что сформировало в конце концов его нынешнее мировосприятие. Вот это упорное стремление дойти до сути, попытка объяснить себе самого себя, а через себя — весь мир и было, думаю, главной отличительной чертой Гранина. При всем при том — повторюсь — мне всегда было с ним легко и ясно… Потому, наверное, что он, как мне кажется, был напоен воздухом — чистым и свежим воздухом, которым так легко дышалось на его старенькой даче в Комарово».



По теме