Равная тебе Фото: Pixabay.com

Равная тебе

1 декабря 2018 16:30
Галина Артеменко

К 1 декабря — Международному дню борьбы со СПИДом — журналисты ищут новую статистику, последние цифры по России и своему региону, а еще ищут истории ВИЧ-положительных людей, живущих с открытым лицом, как правило, активистов, которые работают в общественных организациях, занимаются профилактикой, а сами не скрывают, сколько лет живут с ВИЧ и при этом работают, успешны, создают семьи и рожают здоровых детей.

Я на эту тему пишу давно и мне надоел этот «датский» стереотип, потому что писать совершенно не обязательно к дате.

И еще — у меня много знакомых и друзей — ВИЧ- положительных людей и общение, какие-то разговоры, посиделки, просто обыденная жизнь сделали меня, нет, не нечувствительной к теме, конечно, просто это стало частью повседневности.

Я вижу, как работают наши петербургские НКО — «Гуманитарное действие», «Позитивная волна», «Е.В.А», «Диакония», вижу, какой у нас в Петербурге отличный Центр СПИДа — это так. И мне очень сложно написать что-то такое специально к 1 декабря.

За несколько дней до первого дня зимы я пришла в офис Ассоциации «Е.В.А.», где помогают ВИЧ-положительным женщинам, попросила поговорить с равными консультантами о том, как часто ВИЧ-положительные женщины сталкиваются с насилием во всех видах.

Сейчас «Е.В.А.» выделила эту тему в отдельный проект. В 2017 году в Ассоциацию в четыре раза увеличилось обращение ВИЧ-положительных женщин, переживших насилие. Поэтому было решено запустить проект «Равная тебе», который идет уже полгода.

Равные консультанты — сами ВИЧ-положительные женщины — помогают клиенткам, сопровождая в медицинские и социальные учреждения, консультируют по проблемам ВИЧ, убеждают обратиться к психологу, который тоже в проекте.

В офисе сидят на коробках — скоро опять переезд. На моей памяти уже не первый. Оказалось, что в бизнес-центрах нередко под самыми разными предлогами отказывают Ассоциации в аренде, узнав, что организация работает с ВИЧ-положительными. Вплоть до того, что говорят — у нас тут рядом школа, садик, ну вы же понимаете…

Аня и Рита не так давно стали равными консультантами, а руководит проектом Наташа Заманская, у которой опыт работы с 2009 года, еще с благотворительного фонда «Свеча».

Именно Наташа четыре года назад пришла к Рите домой. У Риты тогда был маленький ребенок и сложная проблема с терапией. Ей нужна была поддержка. Рита подумала, когда Наташа появилась — вот еще одна пришла учить меня жизни.

Наташа вспоминает, как они пили чай. И разговаривали.

Равные консультанты не ждут, когда к ним в кабинет придет женщина с просьбой о помощи, они сами идут в народ, встречаются, разговаривают — чтобы возникло чувство доверия. Тогда уже можно по-настоящему помогать.

Аню тоже нашла Наташа. К тому времени у Ани уже был опыт работы в Школе независимости Валентины Новиковой, была мотивация. Аня говорит, что на предложение Наташи согласилась сразу. Аня 13 лет живет с ВИЧ-положительным статусом и очень долго чувствовала себя, как сама говорит, прокаженной, изолированной.

Вспоминает, что спасать ее начал именно равный консультант организации «Диакония» — тогда Аня легла в больницу на Бумажной улице, тогда она начала терапию, постоянно чувствуя поддержку равного. И стала многое видеть по-другому. Стала думать о своих правах, о том, что жизнь не заканчивается. Что вокруг люди и они разные. Что принятие себя — это важнейший шаг.

Аня говорит об одной из женщин, которой помогает как равный консультант, той 32 года, была наркозависимой, но смогла достичь ремиссии. Она вышла замуж за, как говорят «хронического срывника» — то есть человек пытался перестать употреблять наркотики, но постоянно срывался. У него отрицательный ВИЧ-статус.

Сорвалась в итоге и она. К тому времени, когда Аня стала с ней общаться, в этой семье был уже маленький ребенок, а женщина бросила принимать антиретровирусную терапию. И в семье работает она одна, содержа всех. Не готова пока менять ситуацию, боится одиночества, но все же пошла к психологу.

Ситуации у женщин бывают самые разные. Муж может не давать денег на поездки к врачу или не захочет сидеть с детьми, а оставить их не с кем. А может говорить, что ВИЧ вообще не существует и не надо лечить.

Может быть так, что женщина работает в семье одна и содержит всех — и детей, и мужчину. И ей уже не до терапии и вообще не до чего. Или может быть так, что она думает о себе — «ну кому я такая нужна — с ВИЧ».

И даже не пытается посмотреть на свою жизнь по-другому из-за глубокой самостигматизации, разорвать, прекратить эти отношения, которые нередко доходят и до физического насилия.

Что может сделать равный консультант? Только, находясь рядом с женщиной, выслушать, посоветовать все же дойти до психолога «Е.В.А», а если есть прямая угроза жизни или здоровью — помочь: дать координаты кризисной квартиры, где дадут убежище, невзирая на ВИЧ, помочь написать заявление в полицию, не оставлять женщину в вакууме одиночества.

И это работает. Но важно, чтобы сама женщина решилась менять ситуацию, менять свою жизнь. И не ощущала ВИЧ-положительный статус как свою какую-то дополнительную вину.

Наташа Заманская говорит, что принятие себя — это не история одного момента типа «я 23 года живу с ВИЧ и у меня все хорошо, принимаю таблетки и у меня партнер отрицательный, а также я могу отстоять себя по жизни».

Принятие себя — это работа всей жизни, потому что ты живой человек и у тебя разные эмоции, разные периоды, отношения, состояния — как у всех, а тут еще присоединяется статус, этот самый, который ВИЧ+.

Ну, конечно, говоришь себе, что уже смешно умирать от ВИЧ и столько лет плакать по этому поводу. Но какие-то драматизирующие вещи все равно есть внутри, ты это чувствуешь, и тебя ждет эта вечная работа над собой. Как, впрочем, любого человека. Независимо от статуса.



По теме