В чем обретает сердце пищу Фото: Игорь Руссак

В чем обретает сердце пищу

4 июля 2018 18:06
Галина Артеменко

Войцех Кононьчук — молодой варшавянин, руководитель отдела в Центре Восточных исследований и создатель и руководитель Фонда имени Яна Валенты Венгерского. Войцех, если говорить понятным нам языком, — градозащитник, глобальными проектами не занимается, но делает то, что может и считает необходимым.

Кстати, предки Войцеха жили в Петербурге, прадед учился здесь, а двоюродный прадед вообще остался в России — Александр Вевиоровский в конце XIX века закончил медицинскую академию в Петербурге, потом написал кандидатскую и стал профессором МГУ. Он был ученым-венерологом, в каталоге Российской государственной библиотеки числится его научный труд, изданный в Петербурге в 1897 году. Следы Вевиоровского теряются после революции, скорее всего, он стал жертвой Красного террора, возможно, подробности его судьбы еще удастся выяснить.

В жизни Войцеха тоже случился Петербург — целый учебный 2003 год. По программе обмена студент факультета международных отношений Варшавского университета учился в Санкт-Петербургском государственном университете. Воспоминания самые добрые: «Прекрасный город, особенно когда после долгой и темной зимы наступают белые ночи».

RI2_0051

Фото: Игорь Руссак

Про то, что в Петербурге сильное градозащитное движение, Войцех Кононьчук тоже наслышан, хотя с активистами не знаком. Почему сам он этим занимается?

«Вот когда вы читаете Пушкина или видите уникальную по красоте старинную церковь — это же у вас вызывает чувства — радости, восхищения? — говорит Войцех. —  Ну, а если эта церковь, архитектурой которой вы восхищаетесь, находится в ужасном состоянии, вам же хочется это изменить, правда?» Поэтому Войцех Кононьчук и создал свой благотворительный фонд — такой же, как и сотни других небольших организаций в Польше, которые защищают культурное наследие, ищут средства на реставрацию памятников.

Войцех назвал фонд именем Яна Валенты Венгерского — польского дворянина, камергера при дворе короля Станислава Августа Понятовского, человека примечательного во многих смыслах — и как поддержавшего Конституцию 3 мая, и как участника восстания Тадеуша Костюшко. В своей усадьбе недалеко от Беловежской пущи — Щиты-Дзенциолово — Ян Валента Венгерский построил в 1785 году церковь св. Иоанна Крестителя. Рядом была установлена статуя католического святого Яна Непомуцкого.

Бронзовый Ян Непомуцкий знаком тем, кто любит Прагу — на Карловом мосту среди скульптур 30 святых — он один из самых знаменитых, у него влюбленные загадывают желания. Ян Непомуцкий — реально существовавший человек, в XIV веке был генеральным викарием пражского архиепископства, личным духовником жены короля Вацлава IV, Яна по приказу короля сбросили с Карлова моста. По легенде священник не стал раскрывать королю тайну исповеди королевы, за что по приказу монарха был схвачен, пытан и сброшен во Влтаву с Карлова моста. Правда, еще пишут, что все дело не столь в супруге короля, сколь в политике — король конфликтовал с высшим духовенством страны. По легенде, над тем местом, где тело Яна погрузилось во Влтаву, засветились звезды, числом пять — поэтому святого всегда изображают с нимбом из пяти звезд. Яна Непомуцкого католическая церковь причислила к лику святых в 1729 году, он считается покровителем Праги и всей Чехии, а также тайны исповеди, мостов и влюбленных. Это очень популярный святой — его именем называли огромный корабль — участник Трафальгарской битвы, про него упоминали в романах — Жорж Санд, Божена Немцова и даже на страницах «Похождений бравого солдата Швейка» Ярослава Гашека, правда, в пародийном ключе.

Скульптур Яна Непомуцкого немало во всей Европе, вот и у церкви в Щиты-Дзенциолово тоже. Но храм этот некогда бывший католическим, ныне — православный. Войцех рассказывает, что статуя из известняка, когда-то нежного светлого оттенка, была практически черной, нуждалась в серьезной реставрации. Это и стало делом фонда — надо было найти аккредитованных и лицензированных специалистов, составить программу реставрации, найти средства.

В Польше, как говорит Войцех, с реставрацией памятников дело обстоит неплохо — польская школа славится на весь мир, а средства выделяются на разных уровнях — можно подключать Европейскую комиссию, грантовые программы Министерства культуры. В общем, были найдены специалисты и необходимые деньги — 30 тысяч долларов.

Скульптура высотой в 3,5 метра отреставрирована в 2017 году. Самому началу работ предшествовала пусть не шумная, но важная общественная кампания: православный батюшка храма не понимал, почему он должен принимать участие в спасении статуи «чужого» святого, предлагал активистам вообще Яна Непомуцкого отсюда забрать. Поэтому пошли в народ, собрали подписи местных жителей — стоял тут больше двухсот лет святой, пусть и дальше стоит и его надо отреставрировать.

Nepomucen po renowacji 2

Вообще с этим святым Яном Непомуцким случилось настоящее чудо — был установлен истинный автор статуи в Щиты-Дзенциолово. Раньше во всех источниках писали, что автором скульптуры является известный польский скульптор Ян Хризостом Редлер. Но теперь можно утверждать, что фигура святого — авторства самого Себастьяна Фесингера — скульптора и архитектора немецкого происхождения, одного из главных представителей львовского рококо — именно Фесингер завершил строительство собора святого Юра во Львове — святыни греко-католической церкви. Вывод об авторстве Фесингера сделал историк архитектуры из Варшавского университета Михаил Вардзинский — они вместе с Войцехом в итоге написали книгу «Figura św. Jana Nepomucena ze Szczytów-Dzięciołowa. Lwowska rzeźba rokokowa na Podlasiu» («Фигура святого Яна Непомуцкого из Щитов-Дзенциолово. Львовская скульптура рококо на Подлясье»).

RI2_0098

Фото: Игорь Руссак

Рядом с местами, где находится церковь и скульптура Яна Непомуцкого, расположены бывшие земли Радзивиллов, история этого рода также в области интересов Войцеха — он уже опубликовал статью о них. Но не знал, что прекрасная и трагическая Стефания Радзивилл-Витгенштейн, воспитанница петербургской императрицы и выпускница Екатерининского института, красавица, которой посвящал стихи Пушкин, похоронена у нас под Петербургом в бывшей усадьбе Витгенштейнов — Дружноселье в фамильной усыпальнице, которую построил Александр Брюллов — брат знаменитого Карла. Умершая молодой от скоротечной чахотки Стефания оставила мужу двоих детей. Долли Фикельмон писала о светской красавице так: «Графиня Витгенштейн — высокая, стройная, с тонкими и нежными чертами, скромный, кроткий вид, бескрайне учтива, застенчива и очень молода. Абсолютное отсутствие претенциозности красит графиню Витгенштейн, придает ей истинное очарование. Она — олицетворение душевной чистоты и счастья». Ныне усадьба Дружноселье и усыпальница в тяжком состоянии — не нашлось пока благотворителей. Я рассказала об этом Войцеху.

RI2_0182

Фото: Игорь Руссак

Мы говорили о том, что дорого ему в Варшаве — парк Лазенки с его дворцами памятниками, мы говорили о подлинности и воссоздании, о тех памятниках Речи Посполитой, что сейчас находятся на территории Белоруссии и Украины. И снова о Петербурге — костеле святой Екатерины на Невском, где покоился прах Станислава Августа Понятовского, последнего короля Речи Посполитой и великого князя литовского, влюбленного в императрицу Екатерину. Любвеобильного человека, при дворе которого начал свою карьеру Ян Валента Венгерский. Теперь в костеле на Невском лишь кенотаф, а прах короля, с разрешения Сталина вывезенный в Польшу в 1938 году, стал жертвой третьего раздела Польши после начала Второй мировой — Станислава перезахоронили в белорусском поселке Волчин, могила после того, как эти места отошли к СССР была разграблена, да и и война прошла по этим землям. Лишь в 1988 году на излете советской эпохи польской стороне возвратили то, что археологам СССР удалось найти — фрагменты одежды и обуви короля, ныне хранящиеся в храме святого Иоанна в Варшаве.

Сейчас фонд Войцеха занят проблемой реставрации могил на местном кладбище в Щиты-Дзенциолово на Подлясье. В общем, наш разговор получился о том, о чем давным-давно написал Пушкин: «Два чувства дивно близки нам, В них обретает сердце пищу: Любовь к родному пепелищу, Любовь к отеческим гробам».

Перевод: Войцех Агнежа

Публикация приурочена к 100-летию независимости Польши

Предыдущие публикации серии:

«Самоуправление — это крепость, которая охраняет демократию«

Варшавские вещи не лгут

Захента: Другое будущее



По теме