Достоевский vs Тургенев

Достоевский vs Тургенев

10 февраля 2018 14:58
Галина Артеменко

В Музее Достоевского совместно с Пушкинским Домом открыли выставку «Достоевский и Тургенев. Игра в портреты», которую зрители и журналисты уже назвали баттлом Достоевский vs Тургенев. Но в подобный прямой диалог писатели, отношения которых современники называли «дружба-вражда» не вступали. Хотя Тургенев по молодости даже эпиграмму на Достоевского сочинил, где выразился о нем буквально так: «На носу литературы Рдеешь ты, как новый прыщ…».

Их письма друг к другу не были впрямую полемичными, а тот видеодиалог, сконструированный создателями выставки и сыгранный актерами БДТ Александром Кудренко и Василием Реутовым (участниками Дня Достоевского-2017), создан на основании открытых источников — различных писем и статей обоих классиков, но не личной переписки.

Современный зритель, не вникающий в литературный и исторический контекст эпохи, когда жили Тургенев и Достоевский, вряд ли будет вдумчиво вслушиваться в каждое слово получасового диалога. Хотя реконструкция разговора между классиками получилась весьма примечательная. Конечно, они подкалывают друг друга, Тургенев попрекает Достоевского, что тот спит до полудня, а тот ему в ответ — зато пишу до пяти утра. Каждый из них пострадал от властей «за свободу и литературу» — формально Достоевский получил каторгу, за то, что у Петрашевского слушал чтение письма Белинского к Гоголю, а Тургенев — годичную ссылку в собственное имение Спасское-Лутовиново за свою статью о Гоголе. Только вот Достоевский жил в Сибири, в остроге, а Тургенев в имении мило охотился, что страшно любил, а также посадил у себя там «аллею ссыльного» и потом прогуливался между липами, даже фото сохранилось.

Достоевский в реконструированном диалоге напоминает и про диванчик «самосон» в усадьбе — любимый диван для послеобеденного отдыха. Диванчик — уютный, с мягкими зелеными подушками, конечно, не тот, но как символ диванного свободомыслия и интеллектуального безопасного отдыха — ждет вас и на выставке: присаживайтесь вот, созерцайте фотографии, слушайте диалог, перед этим внимательно изучив то, что представлено на выставке — фотографии, иллюстрации к произведениям писателей. Кстати, богатый Тургенев получал от издателей 500 рублей за авторский лист, а бедный Достоевский — 250, издатели знали, что он не откажется из-за материальных трудностей и на эти деньги и кабальные условия все равно согласится. А в Баден-Бадене, где проигравшемуся Достоевскому даже чаю в долг не дали, у Тургенева был собственный замок, куда Достоевский однажды пришел, сильно проигравшись, попросить сто талеров. Тургенев дал пятьдесят. Достоевский вернул их через 11 лет.

…А виртуальные писатели меж тем спорят о России и Европе, о сути революции — Тургенев был свидетелем Французской, но протянутое ему коммунаром ружье не взял, а Достоевский вообще про любые революции высказался «лозунг „свобода, равенство и братство“ — это пустые, ложные слова. Свободу после революции, как и до нее, имеет только тот, кто имеет миллион… И никакого равенства и братства…».

Достоевский не понимает эмигрантов, а Тургенев оправдывается, что за границей живет исключительно из-за Полины Виардо, никакой политики. Достоевский советует Тургеневу приобрести телескоп — чтобы Россию лучше видеть.

ДОСТОЕВСКИЙ: А как вы выживаете за границей? Без родины — страдание, ей-богу! Ехать хоть на полгода, хоть на год — хорошо. Но жить так, как вы, постоянно — очень дурно и тяжело. От идеи тяжело. Мне вот Россия нужна, для моего писания и труда нужна… да и как еще! За границей точно рыба без воды; сил и средств лишаешься…

ТУРГЕНЕВ: Я в душе европеец, мои требования к жизни тоже европейские. Я не намерен покорно ждать участи, когда наступит праздник и мне выпадет жребий быть съеденным на празднике людоедов! Да и квасного патриотизма я не понимаю.

ДОСТОЕВСКИЙ: Причем здесь патриотизм! Русского воздуха нет и людей нет. Я не понимаю совсем русских эмигрантов. Это — сумасшедшие!

ТУРГЕНЕВ: Россия без каждого из нас обойтись может, но никто из нас без нее не может обойтись, это понятно. Горе тому, кто это думает, вдвойне горе тому, кто действительно без нее обходится. У меня было главное обстоятельство, из-за которого я жил в Европе. Где бы ни жила Полина, я был бы рядом. К взглядам моим это не имело отношения…

В итоге они, конечно же, примиряются, обнимаются. Как и в жизни — на открытии памятника Пушкину в Москве, когда оба произнесли пушкинские речи.

ТУРГЕНЕВ: (цитирует себя) «России нечего дрожать за себя и ревниво сберегать свою самостоятельность; в сознании своей силы она даже любит тех, кто указывает ей на ее недостатки. Россия растет, не падает. Подобное развитие — как всякий рост — неизбежно сопряжено с болезнями, мучительными кризисами, с самыми злыми, на первый взгляд безвыходными противоречиями. В переходные эпохи дело мыслящего человека, истинного гражданина своей родины — идти вперед, несмотря на трудность и грязь пути, все равно идти.

ДОСТОЕВСКИЙ: Назначение русского человека есть бесспорно всеевропейское и всемирное. Что делала Россия во все эти два века в своей политике, как не служила Европе, может быть, гораздо более, чем себе самой? О, народы Европы и не знают, как они нам дороги! И впоследствии, я верю в это, мы, то есть, конечно, не мы, а будущие грядущие русские люди поймут уже все до единого, что стать настоящим русским и будет именно значить: стремиться внести примирение в европейские противоречия. Стать настоящим русским, стать вполне русским, может быть, и значит только стать братом всех людей, всечеловеком, если хотите.



По теме