Я бы усадила школьников за компьютеры — читать блокадный дневник Лены Мухиной Фото: Полина Барскова

Я бы усадила школьников за компьютеры — читать блокадный дневник Лены Мухиной

3 декабря 2017 20:01
Галина Артеменко

«Лично я бы приняла то, что дают, я вам больше скажу — на этом этапе меня бы устроило скромное здание, в котором стояли бы компьютеры, чтобы можно было отсканировать гибнущие дневники, письма, открытки, ведь через десять лет этого может не быть», — так ответила известный американский исследователь ленинградской блокады Полина Барскова на вопрос, как она относится к тому, что в Петербурге собираются создавать новый Музей обороны и блокады Ленинграда.

Барскова отметила «катастрофическое состояние фондов» Музея обороны и блокады Ленинграда в Соляном городке. На вопросы о том, какие из девяти выставленных в Конюшенном манеже на недавний конкурс эскизных проектов будущего комплекса ей показались интересными, сказала, что она лучше бы усадила школьников за компьютеры в скромном здании — читать дневники их ровесницы, блокадной школьницы Лены Мухиной («Сохрани мою печальную историю. Блокадный дневник Лены Мухиной», книгу подготовила к изданию писатель Наталия Соколовская. — Прим. авт.), «и не надо мне никаких художественных решений, хорошо бы начинать с совсем малого». Полина Барскова в курсе различных общественных идей горожан в связи с будущим Музеем обороны и блокады Ленинграда: и об идее с размещением музея в старом хлебозаводе, работавшем в блокаду, и о дискуссии — возможна ли экспозиция в здании Блокадной подстанции на Фонтанке. Но исследовательница говорит, что в связи со всеми дебатами и дискуссиями по этому поводу, важно, чтобы люди «умели договариваться всерьез», а это — работа общества.

Полина Барскова 30 ноября в Москве в Высшей школе экономики в рамках магистерской программы «Литературное мастерство» прочитала лекцию «"Никто не забыт и ничто не забыто»? Post-memory и травматическое письмо при обращении к блокадному архиву", в мае Барскова прочтет цикл лекций в Петербургском филиале Высшей школы экономики.

Барскова выступила 2 декабря в Петербурге в Музее Анны Ахматовой в Фонтанном доме, рассказала о своих новых исследованиях и будущей книге, также посвященной Ленинградской блокаде. Книга будет посвящена тому, как блокадники смотрели на город, каким они его видели, а также истории блокадных коллекционеров-книжников, книжных собраний и тому, что вообще читали блокадные люди. Нынешний Блокадный фонд РНБ (Публички) собирался при драматичных обстоятельствах, в частности, из выморочных квартир погибших от голода интеллигентов. Полина Барскова напишет о том, как известнейший собиратель книг Федор Шилов (автор знаменитых «Записок старого книжника». — Прим. авт.), потеряв часть своего богатейшего собрания в блокадном пожаре, пришел в Публичку и попросил выделить ему сотрудников и охрану, чтобы пройти по квартирам известных ему собирателей, если их нет в живых, то спасти книги. Шилов потом напишет в своей книге следующее: «Я был издателем библиографической редкости «Похвала книге», в которую включены были редчайшие восточные стихи и изречения о книге, частично в его переводах. Одно из изречений, принадлежащее поэту IX века Ибн- Ясиру, я всегда вспоминаю, когда думаю о своей жизни книжника: «Я стал одинок, но со мной говорят умершие, и книги рассказывают мне про их мудрость, скрытую от меня раньше… Не умер человек, оставивший нам знание, которым мы будем пользоваться и после его смерти».

Полина Барскова в будущей книге размышляет о том, что в дневниках ленинградские интеллигенты среди авторов, книги которых они читают в самое страшное время, называют часто Льва Толстого, Марселя Пруста, Эдгара По, Чарльза Диккенса, которого читали необыкновенно много — несколько томов Диккенса вышли перед самой войной и не были вывезены из города. Барскова говорит, что англичан и американцев это необыкновенно поражает — чтение Диккенса в блокадном городе.

Что же касается преподавания курса «Петербург», который Барскова читает американским студентам, то Полина начинает его так: «Мы будем говорить о такой цивилизации, когда город меняет свое имя четыре раза за столетие, оставаясь самим собой».

Полина Барскова — поэт, культуролог, драматург. Профессор Хэмпшир Колледжа (Амхерст, Массачусетс); научная работа посвящена русской прозе 1930-х годов. Лауреат многих литературных премий. Также Барскова -выдающийся исследователь ленинградской блокады, составитель вышедшей недавно в США двуязычной антологии блокадной неподцензурной поэзии «Стихи, написанные во тьме», автор цикла стихов «Справочник ленинградских писателей-фронтовиков: 1941−1945» и книги «Живые картины», за которую была удостоена премии Андрея Белого.



По теме